MENU
Топовые новости: (03 Апр 2019) Поколение без любви: мощный социальный ролик       (02 Апр 2019) Наши дети       (04 Апр 2019) Поздравление с 95-летием со Дня образования Тасеевского района       (01 Апр 2019) Мой ласковый и нежный зверь       (03 Апр 2019) Памяти В.Г. Яковенко       (01 Апр 2019) Без пяти сто: от избы-читальни до районного Дома культуры       (01 Апр 2019) С Днем смеха       
Главная » 2019 » Март » 24 »

Как разворот над Атлантикой вернул Россию на мировую арену
Ровно двадцать лет назад Евгений Примаков — тогда премьер-министр России — направлялся с визитом в США. Уже над Атлантикой он узнал, что НАТО начала бомбардировки Югославии. Впервые после Второй мировой авиация наносила удары по европейской стране. Примаков приказал развернуть правительственный борт прямо над океаном и возвращаться в Москву. «Петля Примакова» для Запада стала символом того, что с Россией вновь приходится считаться.
Чтобы оценить историческое значение разворота над Атлантикой, надо понять обстоятельства, при которых Примаков пошел на этот поступок.

После окончания холодной войны Москва взяла курс на сближение с Западом.

Возглавивший российский МИД в начале девяностых Андрей Козырев стремился не просто к мирному сосуществованию с бывшими идеологическими противниками — он хотел установить союзнические отношения.

Выглядело это союзничество, по мнению критиков Козырева, однобоко.

Страна вступила во многие западные структуры и международные организации, включая Всемирный банк и Международный валютный фонд.

За постоянное потакание первого российского министра иностранных дел Вашингтону его прозвали Мистером Да в противовес главе советского МИД Андрею Громыко. В истории дипломатии тот, наоборот, запомнился неуступчивостью Западу и был известен там как Мистер Нет.

«Конец истории»

Экономически ослабленная и зависимая от западных кредитов Россия в начале девяностых не воспринималась США как угроза безопасности. Образ коммунистической сверхдержавы, способной в любой момент нанести превентивный ядерный удар или спровоцировать кризис, аналогичный карибскому, тоже улетучился. Кремль обращался за помощью, и американский истеблишмент вскоре включил Россию в категорию стран третьего мира наравне с государствами Африки, Азии и Латинской Америки.

Провозгласив «конец истории» и победу либеральных ценностей над социализмом и уравниловкой, Штаты сочли себя единоличным мировым лидером. На словах Вашингтон поддерживал стремление Москвы присоединиться к сообществу западных демократий, но на деле игнорировал все просьбы.

Кредиты выдавали неохотно, чтобы подольше сохранить экономическую зависимость от Запада.

Хотя Россия осталась ядерной державой и сохранила постоянное членство в Совете Безопасности ООН, мнение Кремля по международной повестке не играло особой роли. А американцы начали активно «работать» на постсоветском пространстве, которое Москва продолжала считать зоной своего влияния. Представители политической элиты и академического сообщества западных стран заговорили о возможном членстве в НАТО Грузии и Украины.

Двенадцатого марта 1999 года к альянсу присоединились Польша, Венгрия, Чехия. О прежнем доверии Западу уже не могло быть и речи. И Ельцин, и Примаков, и все члены правительства критиковали США и Европу за нарушение гарантий нерасширения НАТО на восток, которые были даны СССР в конце восьмидесятых. Но проблемы в российской экономике не позволяли особо настаивать на своем.

В августе 1998 года в стране разразился тяжелый экономический кризис. Практически за одну ночь сбережения граждан обесценились, власти объявили технический дефолт. Зависимость от западной помощи резко усилилась. Премьер-министром назначили Примакова. Он должен был стать антикризисным менеджером и, используя навыки дипломата, выбить из США и ЕС новые кредиты. Надо было спасать экономику.

«Петля Примакова»

Двадцать четвертого марта 1999 года Примаков на правительственном самолете направился в Вашингтон. В ходе официального визита премьер должен был договориться о кредите МВФ в размере пяти миллиардов долларов. Самолет находился над островом Ньюфаундленд, когда на борту раздался звонок: вице-президент США Альберт Гор сообщил об ударах НАТО по Югославии. Решение о начале операции под кодовым названием «Союзная сила» принял генсек альянса Хавьер Солана. Позицию Кремля снова проигнорировали.

Военную силу применили без резолюции Совбеза ООН. В Белом доме это назвали «гуманитарной интервенцией».

Примаков был потрясен услышанным. Впервые после Второй мировой войны авиация бомбила европейскую страну.

Примаков принял решение отменить визит в США. Уведомил об этом Гора, и самолет взял курс на Москву. Американский вице-президент пытался сгладить этот демарш и уговаривал российского премьера все же добраться до Вашингтона и там подписать соглашение об откладывании визита. Но российский премьер был непоколебим.

«Если бы я принял условия Гора, я был бы самым настоящим предателем», — сказал позже Примаков.

Поступок, который сегодня называют началом многовекторной внешней политики России, двадцать лет назад был воспринят неоднозначно.

Один из немногих американских государственных деятелей, признавших правоту Примакова, — экс-госсекретарь США Генри Киссинджер.

«C точки зрения интересов России Примаков был прав. Действительно, если бы он оказался в Вашингтоне, ситуация стала бы неудобной... Если бы он продолжил полет, пришлось бы начать более чем открытое и публичное противостояние», — сказал он.

В России мнения разделились. Ельцин поддержал примаковский разворот над Атлантикой.

Он считал это первым шагом, заставившим НАТО приступить к политическому урегулированию конфликта.

«Фактически речь идет о попытке НАТО вступить в XXI век в униформе мирового жандарма. Россия с этим никогда не согласится», — заявил Ельцин на следующий день после начала бомбардировок Сербии.

Тем не менее в адрес Примакова звучало много критики. Его упрекали в том, что он так и не долетел до Америки, где мог бы с трибуны Совбеза ООН осудить НАТО за противоправные действия. Были и те, кто обвинял премьера в том, что он пренебрег интересами России, которая остро нуждалась в западных кредитах.

«Америка осталась при своих»

Через несколько лет после бомбардировок Югославии последовали не санкционированные ООН военные операции НАТО в Афганистане, Ираке, Ливии. Каждый раз Запад оправдывался, что вооруженное вторжение альянса спасло ту или иную страну от гуманитарной катастрофы или геноцида. Однако ни в одной стране, куда натовские силы вторглись в нарушение норм международного права, порядок и стабильность не восстановлены до сих пор.

Не только Россия, но и Китай, Турция, Латинская Америка не раз призывали Запад отказаться от концепции однополярного мира. Вашингтон продолжал считать себя главным архитектором мирового порядка, хотя появление таких международных структур и инициатив как БРИКС, «Большая двадцатка», «Один пояс — один путь», убедительно свидетельствовало об усилении тренда на многовекторность.

Российская многовекторность, начатая «петлей Примакова», окончательно оформилась выступлением Владимира Путина на Мюнхенской конференции по безопасности в 2007 году.

Президент России Владимир Путин во время выступления на 43-й Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности. 10 февраля 2007

«Экономический потенциал новых центров мирового роста будет конвертироваться в политическое влияние и будет укреплять многополярность. В этой связи серьезно возрастает роль многосторонней дипломатии», — заявил российский президент, обращаясь к международной аудитории.

Путин не раз говорил, что именно с бомбардировок Югославии силами НАТО началось ухудшение отношений России и Запада.

«Вспомните, что происходило в Югославии. Вот оттуда все и началось. Самолет над Атлантикой развернул не я, а Примаков», — отмечал Путин.

Примус «Рекорд 1»

Примаков заложил основы всей внешнеполитической философии современной России. В отечественной дипломатии даже есть термин «линия Примакова», означающий, что национальные интересы и международное право — фундамент российской внешней политики.

Нынешний глава российского МИД Сергей Лавров неоднократно подчеркивал, что внешнеполитический курс Москвы не замыкается только на Западе или Востоке. Лавров даже написал стихи, посвященные Примакову:

…Судьбы крутые повороты

Не изменили его суть.

Он сам большие самолеты

Был в состояньи развернуть.

За год до кончины Примаков принимал у себя в гостях российского президента. Поздравляя с днем рождения, Путин подарил бывшему премьеру примус с надписью «Рекорд 1». Дело в том, что те, кто работал с Примаковым, часто называли его — по-дружески — «примусом» по созвучию с первым слогом фамилии. А по-латыни «примус» значит «первый».

Свой разворот над Атлантикой сам Примаков не считал каким-то героизмом.

«Это совершенно нормальное поведение человека, который считает, что ему не надо поощрять агрессию своим присутствием в это время и своим визитом. Я выполнил просто ту функцию, которую должен был выполнить любой нормальный премьер-министр. <...> Я думаю, что сегодня мы твердо можем сказать, что мы заняли правильную позицию», — сказал он в одном из телеинтервью.



Поделиться новостью:
Категория: Патриотическое воспитание | Просмотров: 126 | Добавил: nevo-svetlana | Рейтинг: 5.0/3


Всего комментариев: 0
avatar

   ПОПУЛЯРНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ЗА ПОСЛЕДНИЙ МЕСЯЦ:
   
03 Апр 2019 Поколение без любви: мощный социальный ролик Просмотров: 697 Другие новости

02 Апр 2019 Наши дети Просмотров: 684 Другие новости

04 Апр 2019 Поздравление с 95-летием со Дня образования Тасеевского района Просмотров: 616 Из истории района

01 Апр 2019 Мой ласковый и нежный зверь Просмотров: 515 Другие новости

03 Апр 2019 Памяти В.Г. Яковенко Просмотров: 501 Из истории района

01 Апр 2019 Без пяти сто: от избы-читальни до районного Дома культуры Просмотров: 479 Из истории района

01 Апр 2019 С Днем смеха Просмотров: 478 Другие новости

12 Апр 2019 Тасеевский музей по силе воздействия не уступает, а где-то возможно и превосходит краевые музеи Просмотров: 379 Из истории района

14 Апр 2019 КВН на тасеевской сцене, 2006 год Просмотров: 308 Другие новости